Телефоны в Москве: (495) 831-31-85 +7 900 862-41-47 Вайбер: +7 9504 66-16-32
Наш офис расположен в 5 минутах ходьбы от метро Шоссе Энтузиастов
Режим работы: Вторник, Среда, Четверг, Пятница - с 10:00 до 18:00. Суббота - c 10:00 до 16:00.
Воскресенье и Понедельник - выходные дни.
Британские подводные лодки во Второй мировой войне Джон Гибсон 1 читатель 1 цитата. Книга Д.Ф.Гибсона - это яркий и увлекательный рассказ очевидца об огромном вкладе британского подводного флота в общее дело.

Книга подводные лодки второй мировой войны

Книги.  Подводные лодки Второй мировой войны гг. Год: Автор: Тарас А. Жанр: Военная техника Издательство: Харвест ISBN: Серия: Библиотека военной истории Язык: Русский Формат: PDF Качество.

Русские броневики в бою. Мировая художественная культура Подводные лодки Второй мировой войны гг. Впервые в одном томе собраны сведения обо всех подводных лодках, входивших в состав флотов мира в рассматриваемый период; эти субмарины распределены по классам, типам и сериям; все типы подводных лодок представлены в фотографиях и проекциях; их тактико-технические данные уточнены по материалам новейших публикаций; имеются краткие очерки развития подводных сил отдельных флотов, а также их действий в годы Второй мировой войны; приведены списки подводных лодок, погибших в период гг. Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. В центре повествования - судьба офицера, одного из первых русских подводиков, в момент слома эпох. Гражданская война на Кольском полуострове, Белый Мурман, трагическое противостояние "красных" и "белых" через судьбы обычных людей, первых жителей Кольского края и его столицы, - об этом книга "Мурманцы". Теги Много раз перечитанное , Любимое. Морские бывальщины Анатолий Штыров 0. Еще 20 лет прослужил на штабной работе в системе разведки и планирования морских операций. Это его третья книга. Она включает остросюжетные, интересные истории, написанные сочным, соленым языком, часто о неведомых нам событиях, упоминание которых прежде допускалось лишь под грифом "Совершенно секретно". Ну, очень интересная книга! Роман о моряках Балтийского флота, в т. Понравилось Включая друзей Прочитали Хотят прочитать. Дальние походы подводников, тяжелые вахты в штормовом море, противостояние атакам военных кораблей и самолетов противника, охота за конвоями союзников - обо всем этом подробно и зрелищно пишет автор, на основе документов и воспоминаний очевидцев воспроизводя историю легендарной подлодки и рисуя точный и яркий портрет ее командира, Йохана Мора. Немецкий офицер-подводник Гюнтер Прин рассказывает о боевых операциях подводных лодок Германии в Атлантике, непосредственным участником которых он был. Вы проследите за судьбой одного из самых удачливых капитанов, добившихся признания на родине и нанесшего непоправимый урон противнику, а также познакомитесь с подробностями сражения в заливе Скапа-Флоу, за которое Прин был удостоен высшей награды — Рыцарского креста с Дубовыми листьями. Теренс Робертсон "Подводный ас Третьего рейха. Боевые победы Отто Кречмера, командира субмарины "U". В основу книги Теренса Робертсона положены уникальные свидетельства очевидцев морских сражений за Атлантику в период Второй мировой войны. В повествовании о военных походах одного из самых опытных командиров-подводников капитана Отто Кречмера раскрывается сокрушительная тактика немецких подлодок, атаковавших с поверхности и проникавших внутрь строя конвоя. Эта тактика позволила флоту Германии получить весомое преимущество на море в первые годы войны. Имена подводных асов фашистской Германии Прина, Шепке и Кречмера широко известны.

На счету Люта 47 потопленных судов, его имя занимает второе место в списке подводных асов Германии. Ему единственному из знаменитых немецких подводников посчастливилось уцелеть в долгих походах и дожить до конца войны. Но судьба сыграла с ним злую шутку - Лют погиб от случайной пули часового через неделю после капитуляции Германии. История Вольфганга Люта интересна еще и потому, что открывает перед российским читателем новую страницу Второй мировой войны — действия германских подлодок в Южной Атлантике и Индийском океане. Создание немецкого военно-морского флота, знаменитые операции и сражения, судьбы отдельных кораблей — обо всем этом рассказано живым и ясным языком, с массой интересных деталей. Работы английских военных историков Тадеуша Тулейи и Дэвида Вудворда являются прекрасным дополнением к вышедшим ранее в серии "Военно-историческая библиотека" книгам Ф. Настоящее издание посвящено легендарному британскому морскому конвою Второй мировой войны, спасшему население острова Мальта от голодной смерти. Книга посвящена рядовому атлантическому конвою ONS-5, сумевшему после многодневной битвы потопить восемь немецких подводных лодок и прорваться к пункту назначения. Это событие стало поворотным в Битве за Атлантику. Книга Брайана Скофилда "Русские конвои" посвящена истории легендарных полярных конвоев сентябрь — гг. Транспорты союзников везли в СССР танки и самолеты, авиабензин и снаряды, постоянно подвергаясь атакам немецких самолетов и подводных лодок. Из торговых судов, отправленных в Россию, прибыли благополучно, из них только 58 были потоплены. Английские моряки честно выполняли свой долг. При проводке арктических конвоев британский флот потерял 18 кораблей. Урановый поход U в Японию". Серия "Кают-компания для всех", выпуск 4. Две малоизвестные страницы истории подводного флота Второй мировой войны. В этом разделе представлены научно-популярные издания, посвященные поиску немецких подводных лодок и разгадке тайн Второй мировой войны. Рейд германской подлодки U в святая-святых Британского флота". В ночь с 13 на 14 октября года германская подлодка U смогла прорваться на рейд главной базы Британского флота - Скапа-Флоу. В официальном сообщении немцев прозвучало, что в результате рейда был потоплен линкор "Ройял Оук" с командой человек и поврежден линейный крейсер "Рипалс". Англичане в ответ заявили, что "Рипалс" находился в море. Прошли десятилетия, а вопрос так и оставался открытым. Александр Корганов провел настоящее расследование, в ходе которого ему удалось встретиться не только с оставшимися в живых членами экипажей линкора и подлодки, но и с автором идеи этой атаки - гросс-адмиралом Карлом Деницем, отозвавшимся об этой книге как об увлекательном и правдивом повествовании.

В традициях "Исчезновения" Джона Кракауэра и "Идеального шторма" Себастьяна Юнгера воссозданы реальные события и захватывающие приключения, когда два аквалангиста решили пожертвовать всем, чтобы разрешить загадку последней мировой войны. Для Джона Чаттертона и Ричи Колера исследования глубоководных кораблекрушений было больше, чем увлечением. Проверяя свою выдержку в условиях коварных течений, на огромных глубинах, которые вызывают галлюцинации, плавая внутри корабельных останков, смертельно опасных, как минные поля, они доходили до предела человеческих возможностей и шли дальше, не единожды прикоснувшись к смерти, когда проникали в проржавевшие корпуса затонувших судов. Это вызывало необходимость часть подводных лодок, находившихся в постройке, оборудовать особо мощными средствами связи для использования их в качестве штабных подводных лодок. С тем числом подводных лодок, которые в описываемый период находились в строю, и с ожидавшимся в ближайшие годы приростом при тогдашних темпах строительства подводных лодок и вступления их в строй в борьбе против торгового судоходства представлялось возможным наносить противнику только булавочные уколы. Об итогах этих учений было доложено командующему флотом адмиралу Бёму и главнокомандующему военно-морскими силами. Командующий флотом поддержал перечисленные выше доводы и высказался за удовлетворение моих требований. Замысел учений строился на предположении, что противник, несмотря на соглашение о подводных лодках, заключенное в году, введет систему конвоев. Эта точка зрения разделилась далеко не всеми. При точном выполнении условий соглашения вовсе не требовалось вводить систему конвоев, поскольку подводные лодки действовали бы, строго придерживаясь принципов призового права, даже при встрече с судами, на которых имелись орудия, установленные "лишь в целях самообороны". Однако при всем старании невозможно было представить, что торговые суда противника будут вести себя в соответствии с условиями соглашения и позволят топить себя такому легкоуязвимому кораблю, как подводная лодка, не сообщат заранее об ее обнаружении и не станут защищаться, особенно если на них "лишь в целях самообороны" установлены орудия.

книга подводные лодки второй мировой войны

К тому же пункт, разрешающий устанавливать оружие "лишь в целях самообороны", с военной точки зрения был совершенно не ясен. Когда подводная лодка будет намереваться потопить судно в соответствии с призовым правом? Или когда она будет обнаружена судном? Теперь интересно рассмотреть, как оценивался в Англии в те годы вопрос о соблюдении соглашения года и о возможном применении системы конвоев. В году между английским адмиралтейством и командованием английских военновоздушных сил состоялись переговоры о мерах защиты английского торгового судоходства в случае возникновения войны. Адмиралтейство считало, что для борьбы с подводными лодками и воздушным противником наиболее действенной мерой явится своевременное введение системы конвоев.

книга подводные лодки второй мировой войны

Штаб же военно-воздушных сил высказывал опасения, что сведение судов в конвои увеличит шансы на успех вражеской авиации и повлечет большие потери в транспортах. Английское адмиралтейство не сомневалось, что корабли охранения смогут эффективно защитить суда от атак подводных лодок и налетов авиации, поскольку они имеют на вооружении асдик и зенитное оружие. Командование же английских военно-воздушных сил не верило ни в асдик, ни в зенитную артиллерию. Тем не менее они достигли соглашения, которое 2 декабря года было одобрено Британским имперским комитетом обороны. В соглашении высказывалось предположение, что во время войны противник, вероятно, начнет широко применять против английского торгового судоходства подводные лодки и авиацию. В этой связи отмечалась необходимость ввести систему конвоев Роскилл. В "Руководстве по защите торгового флота", изданном в году, английское адмиралтейство предписывало торговым судам при обнаружении подводных лодок сообщать по радио свои координаты и таким образом включило торговое судоходство в сеть оповещения английских военно-морских сил Defense of merchant shipping handbook. Это предписание противоречит букве и духу соглашения о подводных силах от года, запрещавшего торговым судам принимать какое бы то ни было участие в военных действиях. Оно доказывает, что уже в мирное время Англия не собиралась соблюдать соглашение. В соответствии с "Руководством по защите торгового флота" издания года вскоре после начала войны английские торговые суда были вооружены. Установка орудий на судах производилась отнюдь не исключительно в целях самообороны. Это подтверждается поведением вооруженных торговых судов по отношению к обнаруженным подводным лодкам сразу же после начала войны. В целом ряде случаев торговые суда без каких-либо промедлений открывали огонь по подводным лодкам. К этому мы еще вернемся при описании первых месяцев войны. Итак, еще в году в Англии были изданы наставления, которые противоречили соглашению о подводных силах. В году англичане решили в случае войны ввести систему конвоев, не рассчитывая на соблюдение соглашения о подводных силах года. Черчилль, назначенный в году, то есть сразу же после начала войны, английским военно-морским министром, в своих воспоминаниях пишет:. Вот ее решения в моем изложении. На первом этапе, пока Япония не вступила в войну, а Италия нейтральна, хотя и колеблется, первая атака, очевидно, будет направлена против коммуникаций Англии в Атлантике. Необходимо ввести систему конвоев. Под системой конвоев подразумевается лишь противолодочная оборона.

Все вопросы, касающиеся рейдеров и тяжелых кораблей, в этих особых указаниях не упоминаются". The second wordl war. Таким образом, начиная с года командование германских подводных сил правильно оценивало складывавшуюся обстановку: В предыдущем разделе была дана оценка военно-политической обстановки и вытекавших из нее стратегических задач подводных сил. В нем содержатся выводы в отношении боевой подготовки и дальнейшего строительства подводных сил. О том, что именно таким лицом и был фашистский гросс-адмирал Дениц, свидетельствуют и многие другие факты. С особым усердием Дениц выставляет себя в книге человеком, который яжобы стремился прежде всего избавить германский народ от излишних людских и материальных жертв. Уже в апреле года, когда, как признает Дениц, он знал, что борьба стала безнадежной, он, являясь главнокомандующим, убеждал личный состав флота продолжать борьбу. На процессе в Нюрнберге Дениц утверждал, что его приказы преследовали цель обеспечить для германского населения возможность эвакуации, а для армии — возможность упорядоченного отступления с Востока. И после всего этого он отрицает справедливость и обоснованность приговоров, вынесенных в ходе Нюрнбергского процесса над главными военными преступниками. Из книги явствует, что Дениц готов был выполнять приказы Гитлера даже в тот момент, когда поражение гитлеровской военной машины стало свершившимся фактом. А до этого он якобы видел только то, что готов был поддержать любой немец: Характерно, что Дениц не дает должной оценки тем зверствам, которые чинили гитлеровские вооруженные силы. Он предпочитает говорить о них сухим профессиональным языком военного специалиста. Зато Дениц сразу теряет равновесие, когда говорит о действиях Советской Армии.

книга подводные лодки второй мировой войны

Он изображает ее как жестокую силу, несущую страшные разрушения и уничтожение. Тем самым Дениц оказывает услугу нынешним правящим кругам Западной Германии, которые умышленно строят свою политику, и прежде всего военную, на фундаменте разнузданной антисоветской пропаганды.

Немецкие подводные лодки во второй мировой войне

Книга гросс-адмирала немецко-фашистского флота К. Десять лет — это период с года, когда Гитлер опрокинул хилые постройки Версальского договора и начал форсированное вооружение фашистской Германии, до полного ее поражения в году. В этот период Дениц командовал подводными силами, а затем был главнокомандующим военно-морским флотом гитлеровской Германии. Двадцать дней — это период, когда Дениц, став преемником Гитлера, возглавлял наспех сколоченное германское правительство во Фленсбурге, пытаясь при прямом содействии международной реакции внести раскол в ряды антигитлеровской коалиции. Объем предисловия не позволил подробно остановиться на всех измышлениях Деница, требующих острых критических замечаний. В этой связи настоящее предисловие надо рассматривать совместно с комментариями, данными в тексте, в которых также содержится военно-политическая оценка многих ошибочных положений автора книги. В конце сентября года две подводные лодки готовились покинуть расположенную на адриатическом побережье австро-венгерскую военно-морскую базу Пула. Одной из подводных лодок командовал капитан-лейтенант Штейнбауер, другой — я, один из самых молодых командиров подводных лодок. Мы собирались действовать совместно — поджидать выходившие из Суэцкого канала большие британские конвои и, пользуясь новолунием, атаковать их ночью в надводном положении. Насколько было известно, это был первый случай, когда две подводные лодки действовали совместно. Наши лодки должны были встретиться в море в 50 милях от мыса Пассеро юго-восточный выступ острова Сицилия по пеленгу градусов. До сих пор подводные лодки действовали каждая на свой страх и риск. Они в одиночку выходили в море, вели поиск, отбивались от кораблей охранения и атаковали противника. Имевшиеся в то время на подводных лодках средства радиосвязи искровой передатчик не обеспечивали совместных действий лодок. Радиосвязь на коротких и самых длинных волнах не велась из-за несовершенства радиоаппаратуры. В подводном положении радиосвязь была невозможна, а для передачи радиограмм в надводном положении на длинных волнах надо было устанавливать антенну на двух мачтах, однако и в этом случае, несмотря на большую потребляемую передатчиком мощность, дальность радиосвязи была незначительной.

U-Boote.ru

Кроме того, во время сеанса радиосвязи подводная лодка имела ограниченную готовность к погружению, из-за этого подвергалась большей опасности и к тому же была неспособна атаковать противника. Как было условленно, вечером 3 октября года моя лодка находилась в точке рандеву юго-восточнее Сицилии и ждала Штейнбауера. Позже выяснилось, что выход ее задержался из-за какой-то неисправности. Это был привязной аэростат, который буксировался эскадренным миноносцем. Вскоре из темноты стали вырисовываться новые объекты — эскадренные миноносцы и другие корабли охранения. Вслед за ними появились громадные очертания глубоко сидящих транспортов. Конвой шел в западном направлении на Мальту. Скрытно преодолев завесу охранения, лодка легла на боевой курс, чтобы выпустить торпеду по головному судну в ближайшей колонне транспортов. Внезапно конвой изменил курс. Сейчас он шел на лодку. Это был обычный маневр, так как конвой следовал противолодочным зигзагом, который выполняется всеми конвоями по определенной схеме, чтобы затруднить подводным лодкам атаку конвоя. Поворот конвоя оказался настолько неожиданным, что нам едва удалось отвернуть и пройти в опасной близости от судна, которое мы только что пытались атаковать. Так подводная лодка очутилась между первой и второй колоннами транспортов. Мне удалось сманеврировать и выстрелить торпедой по большому транспорту во второй колонне. У его борта взвился гигантский, ярко освещенный столб воды. К тонущему транспорту бросился один из эскадренных миноносцев. Я скомандовал срочное погружение и ушел а глубину.

книга подводные лодки второй мировой войны

Однако атаки глубинными бомбами не последовало. По-видимому, командир эскадренного миноносца не решился сбрасывать глубинные бомбы из опасения, что они могут нанести повреждения собственным судам, интервалы между которыми были очень небольшими. Оторвавшись от конвоя, подводная лодка осторожно всплыла в позиционное положение. С мостика, который едва поднимался над водой, на западе был виден конвой, уходивший прежним курсом. Ближе к лодке виднелся эскадренный миноносец, который, вероятно, находился на том самом месте, где затонуло атакованное судно. Продув балласт, лодка всплыла в крейсерское положение и двинулась за конвоем, чтобы до рассвета попытаться атаковать его вторично из надводного положения. Но пока лодка выходила в голову конвоя, стало светать. Решив атаковать конвой с перископной глубины, я подал команду к погружению. Но тут произошло нечто непредвиденное. Из-за заводского дефекта лодка при погружении неожиданно получила большой дифферент на нос и стремительно пошла в глубину. Из аккумуляторов вылился электролит. Ее прочный корпус выдерживал давление лишь до этой глубины. Было приказано продуть весь балласт, застопорить двигатели, дать задний ход и переложить рули, чтобы по возможности замедлить погружение. Расторопный вахтенный офицер включил карманный фонарь и осветил глубомер. Стрелка быстро скользила вправо, указывая на быстрое погружение. Но вот на какой-то миг она замерла между делениями 90 и метров и пошла в обратном направлении. Значит, балласт был продут вовремя. Вскоре лодку выбросило на поверхность. Я быстро открыл рубочный люк. Мы находились в центре конвоя. На эскадренных миноносцах и на транспортах взвились флажные сигналы, завыли сирены, транспорты разворачивались к нам кормой и открывали огонь из кормовых орудий. Эскадренные миноносцы, ведя огонь, полным ходом устремились к подводной лодке. Положение было не из приятных. Надо было как можно быстрее уходить под воду. Но это оказалось невозможным: К тому же лодка получила несколько пробоин. Конец был неизбежен, и я скомандовал: Теперь мы его отвязали и, помимо спасательного жилета, дали каждому по куску пробки. К великому прискорбию, мы потеряли семь человек, среди которых был и инженер-механик. Мы плавали в море.

Но вот один из эскадренных миноносцев повернул назад и подобрал нас. Так кончилась в первую мировую войну моя карьера командира подводной лодки. Из событий этой ночи я сделал для себя один чрезвычайно важный вывод: Чем большее число подводных лодок участвует в атаке, тем благоприятнее обстановка для каждой из них, потому что взрывы и тонущие корабли вызывают такую сумятицу, что корабли охранения отказываются стесненными в маневрировании и начинают действовать вне связи с другими кораблями. Многие другие соображения военного характера также говорили за то, что в атаках конвоев должны принимать участие не одна, а несколько подводных лодок. В период первой мировой войны германские подводные силы наибольших успехов добились в году. В дальнейшем же, после введения Англией системы конвоев, эффективность действий подводных лодок резко упала. С появлением конвоев море опустело. Немецкие подводные лодки выходили а море поодиночке, обычно долгое время ничего не обнаруживали, а потом неожиданно натыкались на большие группы транспортов в судов и более, следовавших в охранении большого числа военных кораблей различных классов. Подводная лодка атаковала конвой в одиночку. Если командир имел крепкие нервы, атаки повторялись в течение нескольких суток, пока он и его подчиненные не выдыхались окончательно. И даже если подводной лодке удавалось потопить несколько судов, число ее жертв составляло очень незначительный процент от всего состава конвоя. Конвой же, несмотря на эти атаки, продолжал следовать по назначению, и, как правило, в дальнейшем ни одна немецкая подводная лодка его не обнаруживала. Суда приходили в Англию, доставляя туда большие запасы продовольствия и сырья. Следовательно, надо было сделать так, чтобы против крупных конвоев действовало возможно большее число подводных лодок. С такими мыслями я оказался в английском плену. В июле года я возвратился в Германию. В Киле, в штабе базы, референт по учету кадров офицерского состава спросил, нет ли у меня желания служить в новых военно-морских силах. Я ответил контр вопросом: Так долго продолжаться не может.

Эти слова окончательно заставили меня остаться на службе в военно-морских силах. За годы войны я стал ярым подводником; ведь служба на подводной лодке требует от моряка большой самостоятельности и ставит перед ним задачи, для выполнения которых требуются высокое мастерство и бесстрашие. Единственная в своем роде морская дружба, вырастающая из общности судьбы, из отсутствия различий в положении членов экипажа подводной лодки, где все зависят один от другого и где никто не лишний, восхищала меня. Каждый подводник ощущает величие океана, величие своей задачи и чувствует себя богаче всех королей. Иной судьбы он не хочет. Однако в дальнейшем события сложились иначе. Германия по-прежнему томилась в оковах Версальского договора. До года нам было запрещено строить подводные лодки. За эти годы я основательно изучил тактику надводных кораблей. Ограничения Версальского договора до предела ослабили мощь германских военно-морских сил. Мы же старались с большим рвением возместить эту слабость основательной морской, огневой и тактической подготовкой.

  • Как создать свой рыболовный магазин
  • Блесны для рыбинки
  • Найти все о рыбалке видео
  • Г снегирев чудесная лодка конспект урока
  • Нам хотелось разработать такие тактические приемы, которые позволили бы добиваться успеха в борьбе против превосходящих сил противника. Особое внимание обращалось на ведение ночного боя, который требует хорошей выучки, большого мастерства и содержит элементы риска даже в условиях учебы. В ночном бою слабый противник имеет лучшие перспективы, чем в дневном: Здесь мы действовали в обстановке большого превосходства русского флота. Как при игре в кошки-мышки, наши корабли после каждого боя старались поскорее убраться с Черного моря и укрыться в Босфоре — единственной норе, сулившей защиту. Опыт, накопленный в двадцатые годы, явился хорошим дополнением к боевому опыту, полученному мною в годах, когда сначала я был вахтенным офицером, а потом командиром подводной лодки. Разносторонняя тактическая подготовка и опыт службы на надводных и подводных кораблях в мирное и военное время в наступательных и оборонительных боях принесли большую пользу позже, в году, когда мне поручили подготовку нового подводного флота. Подготовку командира-подводника нельзя ограничивать службой на подводной лодке. А организацию противолодочной обороны и защиты конвоев надо поручать адмиралу, который был подводником. Только имея опыт в организации и ведении боевых действий надводными и подводными силами, можно действовать решительно и безошибочно. Именно поэтому организация защиты морских сообщений в Атлантике, которые имели для Англии жизненно важное значение, была поручена адмиралу Максу Хортону — одному из самых опытных командиров подводных лодок времен первой мировой войны, который позднее был командиром линейного корабля и командующим соединением крейсеров. На борт крейсера прибыл главнокомандующий немецкими военно-морскими силами генерал-адмирал Редер. Мы доложили главнокомандующему о своих плаваниях и внесли ряд предложений, касающихся очередных заграничных походов. Лютьенс предложил изменить маршрут перехода: Очень неожиданно для меня и Лютьенса главнокомандующий сухо заметил: Лютьенс назначается начальником отдела кадров офицерского состава главного командования военно-морских сил и будет осуществлять комплектование офицерского корпуса для вновь строящегося военно-морского флота, а вы, Дениц, возьмете на себя организацию германских подводных сил.

    Решение главнокомандующего было для нас неожиданностью. Оно обусловливалось заключением англо-германского морского соглашения. Я был далеко не в восторге от нового назначения: Я воспринял это назначение как перевод на запасный путь. Однако моя точка зрения оказалась ошибочной. По этому соглашению Германия обязывалась ограничить свое морское вооружение 35 процентами английского. Это добровольное самоограничение объяснялось обстановкой, в которой находилась тогда германская империя. Над Германией тяготели постановления Версальского договора, в силу которых она, по существу, была разоружена, а то время как оговоренного в договоре разоружения держав-победительниц, не произошло. Гитлер, стремясь постепенно освободиться от этих оков, 16 марта года объявил о введении военного суверенитета. С такими мыслями я оказался в английском плену. В июле года я возвратился в Германию. В Киле, в штабе базы, референт по учету кадров офицерского состава спросил, нет ли у меня желания служить в новых военно-морских силах. Я ответил контр вопросом: Так долго продолжаться не может. Эти слова окончательно заставили меня остаться на службе в военно-морских силах. За годы войны я стал ярым подводником; ведь служба на подводной лодке требует от моряка большой самостоятельности и ставит перед ним задачи, для выполнения которых требуются высокое мастерство и бесстрашие.

    книга подводные лодки второй мировой войны

    Единственная в своем роде морская дружба, вырастающая из общности судьбы, из отсутствия различий в положении членов экипажа подводной лодки, где все зависят один от другого и где никто не лишний, восхищала меня. Каждый подводник ощущает величие океана, величие своей задачи и чувствует себя богаче всех королей. Иной судьбы он не хочет. Однако в дальнейшем события сложились иначе. Германия по-прежнему томилась в оковах Версальского договора. До года нам было запрещено строить подводные лодки. За эти годы я основательно изучил тактику надводных кораблей. Ограничения Версальского договора до предела ослабили мощь германских военно-морских сил. Мы же старались с большим рвением возместить эту слабость основательной морской, огневой и тактической подготовкой. Нам хотелось разработать такие тактические приемы, которые позволили бы добиваться успеха в борьбе против превосходящих сил противника. Особое внимание обращалось на ведение ночного боя, который требует хорошей выучки, большого мастерства и содержит элементы риска даже в условиях учебы.

    Корзина пуста.

     » Вход

    E-Mail:

    Пароль:

    Регистрация | Забыли пароль?

    Онлайн консультант
    Новости

    06.03.2016

    Заказы "самовывоз" забираются только после подтверждения их сборки!